Интервью с инженером-строителем Эмилем об учебе и работе в Новой Зеландии | Зеландовка

Интервью с инженером-строителем Эмилем об учебе и работе в Новой Зеландии

Интервью со студенткой Languages International Татьяной
Интервью со студенткой Languages International Татьяной
10.08.2019
Выпускник Otago Polytechnic Андрей и Мария в Окленде
Интервью с Full Stack разработчиком из Окленда Андреем
06.11.2019

Эмиль — выпускник политехнического института Unitec по специальности Civil engineering. В настоящее время он работает в крупной инженерно-строительной компании в Окленде на позиции менеджера проекта. В своем интервью Эмиль рассказывает об учебе на инженера с нуля и о работе в сфере гражданского строительства в Новой Зеландии.

Об учебе на инженера гражданского строительства с нуля

— Эмиль, расскажи, пожалуйста, что ты изучал в Новой Зеландии, на какой программе учился.

— Я изучал гражданское строительство в Юнитеке. Это политехник в Окленде. Моя программа называлась New Zealand Civil Engineering diploma (уровень 6), учился я 2 года. Также я получил сертификацию геодезических программ 12D. Это аналог AutoCAD, который широко используется в Америке, Новой Зеландии и Австралии для ленд девелопмента. Кроме того, я получил сертификат отличника как геотехнический инженер.

Интервью с инженером-строителем Эмилем об учебе и работе в Новой Зеландии

— До поездки в Новую Зеландию у тебя не было опыта в строительстве, ты начинал с нуля?

— Да, я начинал с нуля. Я решил поменять карьеру, род занятий. На самом деле, ничего сложного нет. Образование в Новой Зеландии по сравнению с российским очень специализированное. Тебе не нужно изучать большое количество предметов, достаточно узкой специализации. Я учился два года, и это в основном были технические прикладные науки. Математика, которая была и алгеброй, и геометрией, материаловедение, геология, геодезия. Кроме того, проектный менеджмент – построение программ, расчет времени проекта, учет рисков. Из гуманитарных предметов была профессиональная коммуникация — написание емейлов по шаблонам. И еще было правоведение — в нашей индустрии это немаловажно. На сегодняшний день, есть один контракт, и вся индустрия на нем завязана. В нем прописаны все нюансы на любом уровне соглашений. Либо ты обычный билдер, либо инженер, либо компания, это все там прописано.

— Насколько сложно тебе было учиться, особенно учитывая, что ты учился с нуля и осваивал совершенно новое направление? С какими трудностями ты столкнулся?

— Ни с какими особенными сложностями я не сталкивался, не считая языка. Я приехал в страну без языка, выучил его за полтора года и после этого подал документы в институт. Курсы английского длились у меня полгода, остальное время я учил язык сам. Обучение в институте было достаточно приятным процессом. Я учился с обычными ребятами. В Новой Зеландии нет такой философии – учиться, чтобы получить диплом или бумажку. Люди идут учиться с пониманием того, что они хотят делать, и в основном идут уже после 20 лет. Достаточно много друзей нашел среди однокурсников, и все в принципе в индустрии работают. Не как в России – отучился и никогда не работал по специальности. Трудности в учебе были только с языком, непониманием терминологии. Например, когда у меня был первый курс, я банально не знал алгоритмические термины – плюс, минус, деление.

Строительная площадка в Окленде

— Как строились у вас занятия, много ли было практики?

— Первый год практики было совсем немного, только по геодезии и материаловедению, второй год побольше. На второй год были уже выезды на живые площадки, но тоже нечастые. В этом отношении новозеландское образование хромает. Тебе дают сырую теорию, иногда впихивают какую-то практику, но для того, чтобы понять, тебе надо увидеть, как это происходит в реальности, а не в теории. И в этом отношении здесь есть небольшая недоработка.

— Твои рекомендации по учебе. Стоит учиться на пятерки? И вообще как стоит учиться? (Прим. Вопрос вызван тем, что студенты в Новой Зеландии часто активно подрабатывают и не уделяют достаточного количества времени учебе.)

— Конечно, стоит учиться хорошо, иначе зачем учиться? В Новой Зеландии очень широко используется система рекомендаций. Если ты себя зарекомендовал как ответственный студент, действительно интересуешься теми вещами, которые изучаешь, у тебя будет возможность еще на стадии обучения получить предложения от работодателей и построить карьеру в кратчайшие сроки.

— Ты начал работать во время учебы. Расскажи, какой была твоя первая работа, и насколько трудно было совмещать работу с учебой?

— Поскольку я был одним из лучших студентов, отличником, я был рекомендован в одну из передовых компаний Новой Зеландии. Не очень большую, но достаточно хорошую, чтобы начать. Когда я начинал там работать, там было около 350 человек. Учебу я заканчивал, уже работая в этой компании на полную ставку.

Инженер-строитель Эмиль на работе

Насколько это было тяжело? Я бы ответил так — поначалу это было практически невыносимо для человека из Москвы, который руки в грязи никогда не держал. Это как метеорит с неба, упавший на голову. Стресс от того, что надо все делать в короткие сроки, плюс это все на иностранном языке, огромное количество различных акцентов, сленга. В общем, было много нюансов, и это было очень сложно. Тем, кто меняет карьеру и идет в эту индустрию, я бы посоветовал — закладывайте первые пол года на абсолютный брейн шторм. Однако умных и мозговитых людей, которые могли бы быть так называемыми селф-менеджерами, могли бы решать проблемы самостоятельно, быть самостоятельными, здесь не хватает. Это открывает достаточно широкие возможности.

О процессе поиска работы

— Как происходит собеседование на вакансии в сфере строительства, в частности на Civil Engineer? Каким образом работодатель проверяет квалификацию соискателя? Насколько важно хорошее знание языка?

— Пожалуй, начну с последнего вопроса. Даже если язык у вас так себе, скорее всего, вас все равно возьмут. Главное, чтобы вас хоть как-то понимали. Как инженер, как представитель компании, ты все-таки должен обладать каким-то уровнем коммуникации. Даже на стартовые позиции.

Мое собственное собеседование проходило в форме презентации. Нам рассказали чем занимается компания, кратко спросили у кого какой бэкграунд. Поскольку я был приглашен как передовой студент, и у меня никакого бэкграунда не было, меня стали расспрашивать, кто я и откуда. Помимо меня было еще пять человек из разных стран. Был один парень из Аргентины, остальные местные, либо из Австралии. Потом как must do предложили всем выпить, а кто отказывался, предложили покинуть помещение. Это была такая пати для потенциальных рабочих и инженеров, которые вливаются в компанию, эдакое семейное барбекю. Так что не удивляйтесь, если вам предложат выпить на собеседовании.

Инженер-строитель Эмиль с коллегами на работе

— Когда ты искал работу, что на твой взгляд было определяющим? Новозеландцы зачастую очень большое внимание уделяют личным качествам соискателя, иногда даже в ущерб профессионализму. Насколько это актуально в сфере строительства?

— Когда я искал работу… я ее на самом деле и не искал, поскольку меня пригласили, когда я был еще студентом. Но на ваш вопрос я бы ответил так. Для работодателя очень важно найти “своего человека”. Они прежде всего смотрят на ответственность, на то, насколько новый сотрудник сможет интегрироваться в их круг, их компанию. У вас должен быть тот характер, который будет им по нраву. Наверное нужно просто быть хорошим человеком. Никто не любит, когда кто-то врет, ворует, превышает полномочия.

У меня было три месяца испытательного срока, но меня взяли после двух месяцев, когда поняли, что все хорошо. Сейчас если тебя берут даже на испытательный срок, то не имеют права уволить без веских оснований. А для этого должно пройти три митинга (собрания, обсуждения).

О работе

— С какими сложностями тебе пришлось столкнуться, когда ты только начал работать? Про российские вузы и университеты часто говорят – когда ты начинаешь работать, забудь все, чему тебя там учили. Насколько это актуально в отношении новозеландских политехов? Много ли у вас было прикладных предметов, которые не пригодились тебе в профессии?

— Когда я поступил в новозеландский политехник, мне сказали, что неважно какое образование и какие стандарты были в России (хотя я никогда не работал в строительстве, не знаком с ними), о них надо забыть. Когда мы закончили учиться, мы получили какой-то объем знаний, не привязанный абсолютно ни к чему. Это такая абстрактная база данный, которую тебе поначалу не к чему приложить. И только после того, как ты начинаешь работать, ты постепенно начинаешь связывать свой приобретенный опыт и образование. Кстати, когда я устроился на стройку, мне тоже там сказали – забудь, что ты выучил и в России, и в политехнике, поскольку индустрия развивается быстрее.

Инженер-строитель Эмиль на рабочем месте

— Учебные заведения, помимо Civil Engineers, готовят еще Quantity surveyors? Такие вакансии в вашей компании тоже есть?

— Ну одно без другого не существует. Quantity surveyors — это сметчики, которые занимаются оценкой проектов, которые мы хотим выиграть. Когда проект выводится на тендер, он выводится с какими-то бюджетами. Компании, которые бидятся (делают ставки), должны сделать оценку и выйти со своим бюджетом. Кроме оценки новых проектов, они занимаются еще оценкой изменения проектов. В нашей компании сметчиков человек 7-12. Они всегда нужны. Однако идти на сметчика, когда у тебя нет базовых знаний в индустрии, не самая лучшая идея. Нужен опыт, и вот когда он уже есть, quantity surveying подойдет вполне.

— Бывали ли моменты, когда тебе сильно не хватало английского языка? Как ты с этим справлялся?

— Конечно бывало. На своем опыте скажу, что когда начинаешь сталкиваться с какими-то новыми вещами, первым делом испытываешь стресс, потом начинаешь адаптироваться, изучать, улучшать эти знания и выходить на тот же уровень, что и остальные. На сегодняшний день я возглавляю один из проектов. Проблемы с языком до сих пор есть, но не такие серьезные. Это все практика. Практика и желание сделать себя лучше, вот и все.

— На какой позиции ты сейчас работаешь? В чем состоят твои обязанности?

— На сегодня я занимаю должность проджект менеджера, это начальник участка по-нашему. Я занимаюсь организацией рабочего труда, финансами, обязательствами, подготовкой, планированием и ресурсами для того или иного проекта. В принципе я главный человек на площадке, и я напрямую коммуницирую с вышестоящим руководством. Моя задача завершить проект с заказанным качеством, с определенным уровнем спецификации.

Эмиль на работе

Мы сотрудничаем со множеством компаний в Окленде. Вся система, вся иерархия заключается в том, что есть клиент, он нанимает компанию дизайнеров, они разрабатывают дизайн, а мы его исполняем как контракторы.

Моя компания получила высший ранк среди индустриальных компаний в Новой Зеландии, теперь мы можем получать контракты от государства на миллионы, миллиарды. Последний выигранный проект был на 2 миллиона долларов, его срок 10 лет. Это будет перестройка Окленда. Будут вырубаться старые участки Окленда, переделываться инфраструктура с последующей застройкой. На сегодняшний день в этом пуле шесть компаний, помимо нашей. Штат этих крупных компаний – от двух тысяч сотрудников.

Работа всегда есть, особенно в инфраструктурных проектах. Окленд на сегодняшний день — один из самых занятых регионов. Но и вся Новая Зеландия строится. Сейчас идет большое строительство под надзором новозеландского транспортного министерства, прокладываются и совершенствуются моторвеи. Это огромный проект, миллиарды долларов, и рассчитан он на 5-6 лет, включая подводный тоннель. Ныне существующий оклендский мост был построен в 1959 году, и он уже не справляется с нагрузкой. Расширение моста испортило бы облик города, поэтому власти решили вложиться в подводный тоннель.

— Расскажи как проходит твой обычный рабочий день?

— Мой рабочий день начинается с планерки. Я приезжаю на объект, в летнее время это 6.15 утра. Я начинаю становиться жаворонком, засыпаю в восемь – девять вечера. Меняется образ жизни… Стройка — это не профессия, а образ жизни. На планерке я сначала подготавливаю лист с задачами для каждого члена команды, с деталями, делаю подробный план, объясняю людям, как это делать. Зачастую приходится чертить картинки, потому что люди тоже не всегда понимают (не потому что у меня плохой английский), потому что у них плохой английский. В компании работают люди со всех точек планеты, то есть, проблема в языке серьезная, но мы более или менее справляемся. Сейчас на проекте у меня наемные работники, в основном это киви-ребята, есть люди с Тонга. Квалификации у них нет. Квалификация делает человека в Новой Зеландии специалистом, а специалист стоит больших денег, поэтому исполнители на стройке — это люди с опытом, но без специализации. После планерки я выхожу на объект, делаю обход. Потом повторяю еще раз каждому исполнителю, что нужно делать на конкретной точке объекта, чтобы не было недопониманий. После этого у меня идет либо общение с клиентом, либо с инженером, либо закупки, либо проект финансов, либо изменение дизайна, поскольку не всегда инженеры могут тебе предоставить подходящие решения. Если я урегулирую какую-то проблему, моя задача — предоставить одно или два решения, иначе я не инженер. Инженер — это не тот человек, который спрашивает, как решить проблему, а тот, который решает ее. Обычно я работаю 10-11 часов. Дорога у меня занимает примерно два часа туда и обратно, поскольку я работаю вне Окленда. Компания обеспечивает меня машиной, обслуживает эту машину, оплачивает бензин, сервис, экипировку, канцелярию.

Строительная площадка в Окленде

— Что является для тебя самым сложным в работе?

— Поскольку на текущей позиции я работаю всего месяц, есть очень много нового, что мне приходится учитывать. К сожалению, я не всегда могу делать оценку времени правильно. Хотя в целом справляюсь полностью, никаких жалоб на меня нет, одни похвалы. Русские люди страдают перфекционизмом, что делает их немного неповоротливыми и медлительными. Мы тратим много времени на то, чтобы удивить других своими навыками. Люди которые это видят, говорят – О! Вот это да! Но количество времени, которое мы тратим, конечно же, понижает скорость. Я бы дал совет людям научиться делать все так, как этого вас ожидают. Если у вас останется время, чтобы сделать чуть больше и лучше, делайте. Но важно и успевать все вовремя.

— Как у тебя складываются отношения в коллективе? Насколько комфортно ты себя чувствуешь в межнациональной среде, легко ли находишь общий язык с коллегами? Часто ли возникает непонимание из-за культурных различий и недостаточного знания языка?

— В коллективе у меня все хорошо. Я человек очень коммуникабельный, легко нахожу язык со всеми людьми. Приходится иногда кричать, делать выговоры, но, так или иначе, у меня с этим проблем нет. Непонимание иногда бывает, но не из-за культурных различий. Когда речь идет о строительстве, такого понятия как культурные различия вообще не существует для международного сообщества. Есть некоторые особенности, отличия между Азией, Европой, Африкой, Австралией, Америкой… Но в целом все люди одинаковые, разница только в языке.

Перерыв на обед на строительной площадке

О технике безопасности в Новой Зеландии

— В России нередки случаи, когда техника безопасности попросту не соблюдается. Как с этим обстоят дела в Новой Зеландии?

В Новой Зеландии очень строгие правила техники безопасности. Мы обязаны каждому члену команды объяснить аспекты проекта, где какие потенциальные опасности, как надо себя вести. У нас есть огромный свод правил техники безопасности, в котором описаны детали того, как и что нужно делать. Один из этих моментов – это экипировка; каска, оранжевый жилет с рефлекторными полосами, и ботинки либо резиновые сапоги со стальными колпаками спереди. Еще как часть пакета для менеджмента у меня есть медицинская страховка +1, то есть, и для моей супруги. Достаточно выгодно. Любая компания в Новой Зеландии пытается удовлетворять нужды своих сотрудников.

У нас огромное количество инстанций, которые еженедельно нас проверяют. К тому же, есть горячая линия, куда мы обязаны сообщать любых нарушениях. Есть определенная технология, определенный способ действий в зависимости от ситуации. Например, если человек попал в беду, получил какие-то травмы, это один вариант развития событий. Если был нанесен ущерб технике – другой.

Если есть потенциальная вероятность навредить технике или человеку, мы должны сообщать о таких вещах. Вообще все строится на простом правиле – чем больше мы сообщаем, тем лучше. Резон очень простой – чем больше люди сообщают, тем больше они думают об этих вещах, анализируют и оценивают обстановку, в которой работают. Когда человек привыкает к такому контролю, то, чувствуя себя некомфортно, в опасности, он уже начинает задавать вопросы. На основании этих вопросов я, как человек ведущий проект, обязан решить — отменять ли задачу или изменить подход к ее достижению. Каждое такое сообщение для меня от сотрудника — это как красный флаг. Это очень важно.

Коллеги и подчиненные Эмиля на строительной площадке в Окленде

В Новой Зеландии есть правила по технике безопасности в неблагоприятную погоду. Наша ответственность — не пускать технику и людей в работу при неблагоприятных условиях, например в дождь, на крутых скользких глиняных уклонах и тому подобное. Есть еще контроль эрозии. К этому в Новой Зеландии относятся очень строго, особенно компании, которые занимаются земляными работами. Взять глину или ил, которые оголены к солнцу. Любой дождь вымывает частицы, которые попадают в пруды, в реки, в океан и убивают все живое. Рыбы задыхаются, поскольку частицы глины и ила забивают им жабры. Для предотвращения таких ситуаций и для отделения этих частиц от воды мы используем безвредные для окружающей природы химикаты. То есть, экологии тоже уделяется большое внимание.

Кроме внутренних проверок по технике безопасности, у нас есть еще и внешние. Еженедельно мы должны предоставлять отчеты клиенту о том, какие у нас возникали проблемы, как мы их решали, нужно ли о чем-то беспокоиться и прочее.

На сегодняшний день Новая Зеландия отстает по стандартам техники безопасности от Австралии, но предпринимаются шаги, чтобы сделать этот уровень даже выше австралийского.

Работа на строительной площадке

О перспективах в сфере гражданского строительства в Новой Зеландии

— Строительная сфера в Новой Зеландии развивается очень активно. На твой взгляд, останется ли в ближайшие годы стабильный спрос на иностранных специалистов в этой сфере?

— Зависит от того, о каком сроке мы говорим. Если это 50 лет – да, скорее всего останется. Огромное количество земли сейчас не возделано, очень много инфраструктурных проектов, активно развивается индустрия строительства домов.

— Насколько, на твой взгляд, целесообразно сейчас ехать в Новую Зеландию учиться на строительные специальности с нуля? Выросла ли в последние годы конкуренция в этой сфере как произошло в сфере IT? Что бы ты посоветовал тем людям, которые хотят повторить твой путь?

— Ничего не могу сказать по поводу IT, хотя специалисты там получают большие деньги. А про строительство – если я прошел, значит, и другие пройдут. В этой сфере требуется много новых людей. У иммигрантов, кроме того, есть преимущество — отсутствие всего в новой стране сильно мотивирует на то, чтобы много работать, продвигаться, получать что-то новое, что-то большее. Мотивация — это именно то, что позволяет быть успешными и добиваться целей… Свои сильные стороны есть у каждого. Кто-то лучше делает одно, кто-то другое, у кого-то лучше коммуникация, кто-то быстро учится, неважно… Работа в Новой Зеландии сейчас есть. И даже если у вас нет опыта работы, возможно, это даже лучше, потому что вам не придется переучиваться. Начать с чистого листа никогда не поздно.

Эмиль на работе и на отдыхе

Есть и другая сторона у этого. Новозеландские строительные стандарты могут быть признаны в Австралии, Америке, во всей Океании, в Японии, в Азии, практически везде, кроме Европы, где другие стандарты, и Британии, где тоже есть своя, немного другая сертификация. Я могу работать спокойно в Штатах, в Канаде, практически в любой бывшей британской колонии. В Австралии есть разные интересные проекты, многие люди едут туда на разработку шахт. В основном туда едут операторы машин и менеджеры по технике безопасности. Если вы хотите вырасти до этого уровня, то новозеландское образование откроет перед вами такие возможности

— Тогда еще вопрос. Вот есть студент, который задумывается о карьере в гражданском строительстве в Новой Зеландии. Ему от 25 до 35 лет, уже есть образование, какой-то опыт работы, какие-то достижения, финансовые, карьерные, семейные. И он решает, что есть силы и возможности что-то еще новое сделать, как ты это сделал в свое время. Как ты считаешь, насколько критично так резко менять жизнь в 28-30-35?

— В России я два раза начинал учиться и два раза не заканчивал. Я и химик-технолог, нефтянник и также начинал изучать гражданское строительство. Но сфера была очень коррупционная, постоянно просили денег, и я ушел. И, опираясь на тот свой предыдущий опыт, могу сказать, что работать без образования, без специализации, и получать удовольствие от того, что ты где-то что-то делаешь, это конечно все хорошо, но хочется всегда чего-то монументального — чтобы ты точно мог сказать о себе, кто я, что я делаю.

Сейчас я могу работать в любой сфере инженерии, в том числе, и водной инженерии. При выборе специализации я выбрал всего понемножку. Сделал акцент на инженерию водную, канализации и, в том числе, очистительные сооружения, и также геотехническую инженерию. Еще я закончил курс структур, по-нашему это сопромат. То есть мне, как специалисту широкого класса, ничего не грозит.

Если желаете ехать в новую страну и рискнуть всем, не бойтесь чувствовать себя идиотами, задавая вопросы. Если вы не задаете вопросы, если сдаете позиции и не определяете какие-то сложности, то это первый сигнал о том, что вы наверное не готовы. Никто не говорит, что всегда все легко – я приехал, и мне все дали. К сожалению, такое происходит крайне редко. Но если вы хотите попробовать — пробуйте, делайте! Новая Зеландия – это непаханое поле, здесь очень много возможностей.

Эмиль на отдыхе

25-35 лет — это возраст когда вы еще не совсем закоренели, но у вас есть уже жизненный опыт и определенный уровень ответственности. И когда вы выбираете, чем будете заниматься, вы это делаете уже сознательно, базируясь на собственном опыте. Поэтому когда вы начнете учиться, и результаты будут абсолютно другие.

Поначалу учеба на иностранном языке при совершенно другой системе образования напоминает изучение иероглифов. Но все достижимо, все можно освоить, все источники информации открыты для вас 24 часа. Это государственные веб-сайты с чертежами, с технологиями. Вы никогда не потеряетесь, было бы желание. Вот и все. Дерзайте!

Опубликовано: 11.10.2019